Некрасов Николай Алексеевич
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Статьи
Семья
Галерея
Кому на Руси жить хорошо
Поэмы
Элегии и думы
Ранние Стихотворения
Стихотворения
Стихотворения 1875-1877
Из водевилей...
Русским детям
Песни
Пьесы
  · Забракованные
  · Юность Ломоносова
  · Медвежья охота
  · Феоклист Онуфрич Боб, или муж не в своей тарелке
  · Актер
  · Великодушный поступок
  · Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка
  · Вот что значит влюбиться в актрису!
  · Дедушкины попугаи
  · Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах
  · Материнское благословение, или Бедность и честь
  · Осенняя скука
  · Петербургский ростовщик
  · Похождения Петра Степанова сына Столбикова
  · Федя и Володя
  · Утро в редакции
  · Шила в мешке не утаишь - девушки под замком не удержишь
  … Картина первая
  … Картина вторая
… Комментарии
Сказки
Ссылки
 
Николай Алексеевич Некрасов

Пьесы » Шила в мешке не утаишь - девушки под замком не удержишь »
Комментарии

Комментарии

Печатается по тексту первой публикации, с включением куплета Руперта «Бегал даром зданий во сто...» (карт. I, явл. 5) на основании заявления Некрасова в «Обозрении новых пьес, представленных на Александрийском театре (статья вторая)» («Литературная газета», 1841, 20 мая, No 54, с. 205–208, без подписи; авторство Некрасова установлено А. Я. Максимовичем и М. Я. Поляковым – см.: Некрасов Н. А. Полн. собр. соч. и писем, М., 1948-1953, т. IX, с. 782). «Водевиль этот,– писал Некрасов о пьесе,– попал в „Репертуар русского театра“, в котором сделано из него неприятное для автора исключение. Вот куплет Руперта, который неизвестно почему выкинут из печати: <далее следует текст куплета>. Почему бы выкидывать такие штуки?» («Литературная газета», 1841, 20 мая, No 54, с. 208). Куплет имеется также в рукописных источниках текста.

Впервые опубликовано: Репертуар русского театра, 1841, т. I, № 4, с. 1–20, с подписью «Н. Перепельский».

Автограф не найден. Авторизованная рукопись (АР), цензурованная рукопись (ЦР) и театральная копия, сделанная для суфлера,– Архив Ленинградской государственной театральной библиотеки им. А. В. Луначарского, I, IX, 4, 23; I, VI, 1, 47; I, VI, 1, 48. В качестве источников текста выступают АР – копия с не дошедшего до нас автографа, сделанная актером А. А. Алексеевым и правленная затем Некрасовым, а также ЦР – писарская копия с АР, учитывающая правку Некрасова.

Водевиль, 31 марта 1841 г. представленный режиссером Н. И. Куликовым в Контору императорских театров, был направлен в Цензурный комитет 2 апреля (Центральный государственный исторический архив СССР (Ленинград)., ф. 497, оп. 1, No 8755, л. 14). На титульном листе ЦР обозначено: «Одобряется к представлению. С.-Петербург. 23 апреля 1841 года. Ценсор М. Гедеонов».

Печатная редакция «Шила в мешке не утаишь...» представляет собой следующий этап работы Некрасова над пьесой во сравнению с рукописными источниками текста. Для нее характерны сокращения текста, имеющие целью сделать реплики персонажей И действие более динамичными (очевидно, автор учел здесь опыт театральной постановки). Однако в основе этой редакции лежит не АР и не ЦР, а, вероятно, другая копия с не доведшего до нас автографа, также правленная Некрасовым, так как текст первой публикации часто совпадает с первым слоем АР в не учитывает последующих исправлений в ней Некрасова. В списке действующих лиц первопечатного текста дано распределение ролей, соответствующее первому представлению.

АР и ЦР правлены чужой рукой (карандашом и чернилами). В этих условиях установить, например, авторские сокращения удалось только путем сравнительного анализа этих двух рукописей и первопечатного текста. За авторские исключения в АР принимались только те, которые подкреплялись либо одновременной правкой в тексте рукой Алексеева и Некрасова, либо беловым текстом ЦР, изготовленной с последнего слоя АР.

Суфлерский экземпляр правки не имеет. В качестве источника текста он не учитывался, так как отражает одну из режиссерских редакций пьесы. Текст его не совпадает ни с одним из известных источников текста. Анализ разночтений этого экземпляра показывает, что все они не являются авторскими, это либо сокращения в ремарках (для суфлера безразличных), либо купюры в тексте, совпадающие с неавторскими сокращениями в АР и ЦР, либо заимствования из текста первопечатной редакции. Последние, кстати, показывают, что суфлерский экземпляр был создан уже после публикации пьесы, когда работа самого Некрасова над текстом водевиля была закончена.

Судя по воспоминаниям Алексеева и дате представления рукописи в Контору императорских театров (31 марта), пьеса была написана скорее всего во второй половине марта 1841 г. «Первая пьеса Николая Алексеевича,– пишет Алексеев,– называлась „Шила в мешке не утаишь, девушку под замком не удержишь“. Написал он ее в несколько дней у нас на квартире <Алексеев жил в одной квартире с Н. И. Куликовым>, по переписке ее я был его усердным помощником. У нас дело шло быстро: он писал, я переписывал за тем же столом набело. Кажется, до сего времени в библиотеке императорских петербургских театров эта пьеса сохраняется в том самом виде, в каком она тогда представлена была в дирекцию, т. е. написанная моею рукою» (Воспоминания актера А. А. Алексеева. М., 1894, с. 37).

Водевиль является переделкой драматизированной повести В. Т. Нарежного «Невеста под замком». Основную сюжетную линию и ряд сцен Некрасов сохраняет, но производит значительные сокращения и изменения в тексте, пишет заново некоторые явления, в том числе заключительное, а главное – вводит в пьесу четырнадцать куплетов, которых в повести вообще нет. Куплеты были написаны живо, на злободневные темы и пользовались у публики большим успехом. О почти полном текстуальном совпадении куплетов «Доктора свои находки...» со ст. 53–57 стихотворения «Наш век», отмеченном А. М. Гаркави.

Водевиль был впервые поставлен на сцене Александрийского театра 24 апреля 1841 г. в бенефис А. М. Максимова (Максимова 1-го). Постановка явилась, по словам А. И. Вольфа, «„блистательнейшим“ дебютом Некрасова в качестве водевилиста» (Вольф, ч. I, с. 93). Фортункина играл бенефициант, Руперта – П. А. Каратыгин (Каратыгин 2-й), Аффенберга – П. И. Григорьев, Розину – В. В. Самойлова (Самойлова 2-я), Анисью – О. Рамазанова, слугу доктора – Фалеев. В этом году водевиль шел семь раз и не сходил затем со сцены четыре года.

Полемика, развернувшаяся вокруг театрального дебюта Некрасова между «Литературной газетой», «Отечественными записками», с одной стороны, и «Северной пчелой» – с другой, явилась одним из выразительных эпизодов театральной борьбы начала 1840-х гг. И в самом водевиле, и в статьях по поводу него Некрасов, солидаризировавшись с Ф. А. Кони, выступил против булгаринского лагеря в журналистике. В пьесу он включает куплет, содержащий намек на Ф. В. Булгарина, выведенного под именем Задарина в водевиле Ф. А. Кони «Петербургские квартиры» (1840). Это было продолжением полемики, начатой Некрасовым еще в «Утре в редакции», «водевильных сценах из журнальной жизни», тесно связанных с тем же водевилем Ф. А. Кони. Куплет, как уже говорилось, не был напечатан редакцией «Репертуара русского театра», журнала, издаваемого И. П. Песоцким и связанного с «Северной пчелой».

После первой постановки «Шила в мешке не утаишь...» «Северная пчела» сделала попытку привлечь молодого драматурга на свою сторону, поссорив его с Ф. А. Кони, что несомненно также свидетельствует об успехе пьесы. Газета возвращалась к театральному дебюту Некрасова неоднократно («Северная пчела», 1841, № 90, 108, 123, 246). Наиболее развернутым был отзыв В. С. Межевича («Л. Л.»), помещенный в № 108. Фельетонист расхвалил водевиль за живость и «непринужденность» сцен, «натуральность» разговоров, «забавность и оригинальность» куплетов, но в то же время упрекнул Некрасова в «подобострастии» по отношению к Кони, эксплуатирующему его дарования. «Смелее, г. Некрасов! – заключался отзыв.– Идите своей дорогой, зачем вам покровительство людей, которые едва ли сами не нуждаются в вашем покровительстве, в вашем таланте, по крайней мере, ведь это знают все, читавшие „Пантеон“ и „Литературную газету“» («Северная пчела», 1841, 20 мая, No 108, с. 431). Одновременно Межевич раскрыл псевдоним молодого драматурга и противопоставил его успешный дебют в театре неудачному поэтическому дебюту (Межевич в свое время был автором отрицательного отзыва на «Мечты и звуки», первый стихотворный сборник Некрасова). Некрасов был вынужден ответить «Северной пчеле» письмом в редакцию «Литературной газеты», где печатно изъявил свое неудовольствие по поводу похвал Межевича и раскрытия псевдонима, а также свою благодарность Ф. А. Кони «за добрые советы и указания начинающему заниматься литературою», в частности «за советы и замечания при сочинении водевиля „Шила в мешке не утаишь...“» («Литературная газета», 1841, 17 июня, No 66, с. 263). В написании этого письма участвовал и сам Ф. А. Кони (см.: Некрасов Н. А. Полн. собр. соч. и писем, М., 1948-1953, т. X, с. 22). Обращение в редакцию заключалось просьбой опубликовать письмо в «Литературной газете» и «Пантеоне русского и всех европейских театров», однако в последнем оно так и по появилось из-за вкравшейся в него ошибки – неправильной ссылки на официальную газету («Ведомости с.-петербургской городской полиции»), что дало повод Межевичу пожаловаться в Цензурный комитет. После открытого письма Некрасова в «Литературную газету «Северная пчела» резко меняет свое отношение к его пьесе. В том же году в рецензии на «Актера» Межевич снова вернулся к комментируемому водевилю, заявив, что он «слово в слово выкроен из повести Нарежного» («Северная пчела», 1841, 3 ноября, № 246, с. 982).

На это «Литературная газета» отвечала в 1842 г.: «Г-н Перепельский может уверить автора бездоказательного обвинения, что из повести Нарежного он заимствовал одну только идею да ход одной сцены, который, по характеру идеи, и не мог быть изменен. Все прочее г. Перепельский написал сам...» («Литературная газета», 1842, 26 апр., № 16, с. 330).

«Отечественные записки» похвалили водевиль, который «очень забавен на сцене», но отметили, что автор, «по неопытности в этом новом для него деле, часто прибегает к пустым эффектам, основанным на беспрестанно, кстати и некстати, повторяемой бриллиантщиком поговорке „около того“» (ОЗ, 1841, № 6, отд. «Театральная летопись», с. 120).

[1] Что, саперлот! упрямство? – Саперлот (от нем. Saperlot) – черт возьми.

[2] Я читала у Бальзака ~ Поступил давно уж в брак! – Вероятно, имеются в виду такие произведения Оноре де Бальзака (1799–1850), как «Супружеское согласие», «Воспоминание двух молодоженов», «Жизнь холостяка» и т. п. В 1830–1840-х гг. Бальзак был одним из самых читаемых в России французских писателей. Однако широкой публикой он воспринимался как беллетрист, писатель светский, «дамский», автор произведений, обвиняемых критикой в скабрезности и безнравственности. В таком плане трактовали, например, творчество Бальзака статьи в «Библиотеке для чтения» (1834, т. I) и «Северной пчеле» (1838, 18 июня, № 131).

[3] Петербургские квартиры ~ пришлись! – Имеется в виду водевиль Ф. А. Кони. Ср. реплику Семячко в «Утре в редакции»: «...Задарин каждый день меня угощает, видно, я ему солоно пришелся».

[4] ...разослано при афишах... – Театральные афиши в 1830–1840-х гг. не только вывешивались на улице и продавались в театре, но и рассылались ежедневно подписчикам, что давало возможность присоединять к ним различные объявления.

[5] Фермуар – нарядная застежка на ожерелье; ожерелье с застежкой.

[6] Доктора свои находки ~ Лечат солью от чахотки ~ водопроводов Тьма на свете завелась... – Ср.: наст. изд., т. I, с. 665. В куплетах высмеивается повальное увлечение гидропатией, характерное для 1830–начала 1840-х гг., когда в России (как и повсюду в Европе) получили широкую известность методы «гения холодной воды», силезского крестьянина В. Присница (1790–1851), открывшего в своей усадьбе на горе Грефенберг водолечебницу. О лечении солью см., например, в книге «О легочной чахотке. Сочинение Роша, перевод с французского, с прибавлениями практических замечаний доктора медицины Александре Карначева» (СПб., 1837), где указывается, что некоторые врачи для прекращения ночных потов у чахоточных рекомендуют им есть сильно соленое мясо, утоляя жажду вином. Некрасов обыгрывает также чрезвычайно актуальную в Петербурге того времени проблему создания водопровода. К 40-м годам XIX в. город стал сильно нуждаться в чистой воде: ее привозили и продавали населению в специальных баржах, стоявших на реках и каналах, очищали частным образом, на дому, применяя портативные очистительные машины. Кроме того, тяжела была доставка воды на верхние этажи многоэтажных зданий. В 1838 г. было основав «Общество для снабжения жителей Санкт-Петербурга невской водой посредством водопроводов», однако к строительству водопровода приступили только в 1859 г.

[7] Боэргав – Герман Бургав или Бургаве (1668–1738) – голландский врач, один из первых европейских клиницистов и диагностиков, пользовавшийся огромной известностью.

[8] Берндт – вероятно, Фридрих Август Готтлиб Бернд, немецкий врач, автор многих медицинских учебников начала XIX в.

Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   #   

 
 
      Copyright © 2019 Великие люди  -  Некрасов Николай Алексеевич