Некрасов Николай Алексеевич
 VelChel.ru
Биография
Хронология
Статьи
Семья
Галерея
Кому на Руси жить хорошо
Поэмы
Элегии и думы
Ранние Стихотворения
Стихотворения
Стихотворения 1875-1877
Из водевилей...
Русским детям
Песни
Пьесы
  · Забракованные
  · Юность Ломоносова
  · Медвежья охота
  · Феоклист Онуфрич Боб, или муж не в своей тарелке
  · Актер
  · Великодушный поступок
  · Волшебное Кокорику, или Бабушкина курочка
  · Вот что значит влюбиться в актрису!
  · Дедушкины попугаи
  … Действующие лица
  … Явления 1 - 3
  … Явление 4
… Явление 5
  … Явления 6 - 7
  … Явление 22
  … Комментарии
  · Кольцо маркизы, или Ночь в хлопотах
  · Материнское благословение, или Бедность и честь
  · Осенняя скука
  · Петербургский ростовщик
  · Похождения Петра Степанова сына Столбикова
  · Федя и Володя
  · Утро в редакции
  · Шила в мешке не утаишь - девушки под замком не удержишь
Сказки
Ссылки
 
Николай Алексеевич Некрасов

Пьесы » Дедушкины попугаи » Явление 5

Явление 5

Те же, Агнеса, Агата и несколько пансионерок (с шумом вбегают в калитку, которую забыл запереть Стукату).

Хор пансионерок.

Зелен луг, как серебро,
Блещут лоском воды.
Нет, adieu, {*} мадам Гро-Гро,
Мы хотим свободы.
Мы теперь уж к вам придем
Через две недели,
Мы грамматику поймем
В зимние метели.
Подождет и до зимы
Наш язык немецкий,
В бой вступаем с вами мы,
Как султан турецкий.
Зелен луг, как серебро,
Блещут лоском воды,
Нет, adieu, мадам Гро-Гро,
Мы хотим свободы.
{* прощайте (франц.).}

Анатоль (изумленный). Что это такое, Жером?

Жером. Не знаю.

Агнеса. Ах, куда мы попали? Какой прекрасный сад!.. Здесь нескоро найдет нас мадам Гро-Гро... повеселимся же мы!..

Агата. Ах, какие чудесные цветы, деревья... у нас нет таких... просто прелесть...

Агнеса. А вон там замок... чей-то он?..

Жером. Как хороши! Что бы это было такое?

Анатоль. Должно быть, какие-нибудь птицы...

Агнеса. Будем же играть... нарвем цветов, наделаем букетов...

Агата. И подарим мадам Гро-Гро.

Жером. Да они говорят точно так же, как мы...

Анатоль. Лучше нас, особенно та, что впереди...

Агнеса. Идемте дальше!.. вот в эту аллею... Видите там оранжереи... (Идет впереди и наталкивается на Анатоля, который еще более смущается.) Ах!

Анатоль. Ах!

Агата (увидя Жерома). Ах, мы не одни...

Жером. Какая прекрасная птичка!..

Агнеса. Это, может быть, хозяин замка... Какой хорошенький!.. (Подходит к Анатолю.) Извините, сударь, что мы вошли в ваш сад без позволения... Ха-ха-ха-ха!.. Мы ушли от мадам Гро-Гро.

Анатоль. Мадам Гро-Гро! Это, вероятно, также птица?..

Агнеса. Птица? Вы шутите... Мадам Гро-Гро... это содержательница пансиона, к которой отдали нас учиться наши папеньки и маменьки...

Анатоль. Маменьки? Разве у вас есть еще и маменьки?

Агнеса. А как же?.. У кого есть папенька, у того есть и маменька...

Анатоль. Слышишь, Жером? (Агнесе.) А что это такое маменька?

Агнеса. Особа, которая иногда целует нас, кормит конфектами, а иногда бранит, и которую мы очень любим...

Анатоль. У меня вот нет маменьки...

Агнеса. Очень жаль, сударь, что вы имели несчастие ее лишиться.

Анатоль. Лишиться? Я не имел ее.

Агнеса. Ха-ха! Вы шутите!.. Нам говорили в пансионе, что это невозможно...

Анатоль. Дедушка Стукату нам об этом не говорил.

Агнеса. Он, видно, так же зол, как наша мадам Гро-Гро... вообразите себе: она не пускает нас гулять и говорит, что девушки наших лет должны только учиться...

Анатоль. Девушки? А что это такое девушки?

Агнеса. Неужели вы не знаете?.. Мы, сударь, мы и есть девушки... неужели вы приняли нас за мальчиков?

Анатоль. Нет, но я в первый раз слышу...

Агнеса. Неужели вы, сударь, никогда не видели женщин?

Анатоль. А что это такое женщины?

Агнеса. Так вы ничего не знаете? Вот, видите, мы-то и есть женщины... а вы мужчины.

Анатоль. Дедушка Стукату мне ничего этого не сказывал!

Агнеса. Какой же он странный!

Анатоль. Я думал, что вы птицы. Извините меня, я вырос в этом замке и никогда не был за этой стеною; никого не видал, кроме моего учителя и слуги.

Здесь скучали не напрасно
Мы, как будто бы в аду:
Нас обманывал ужасно
Наш почтенный Стукату.
Толковал он про растенья,
Про животных нам твердил,
А про лучший цвет творенья –
Про девиц – не говорил.
Чем рассказывать о птицах,
Насекомых разлагать,
Что б ему нам о девицах
Просто лекции читать.
Мы тогда б и спать не стали,
А всё слушали б тишком,
Что б узнали – записали
И поверили потом.

Агнеса. Бедненький! Как вас обманывали!.. Мне вас очень жаль!.. Так и быть, я расскажу вам, что знаю... (Проходят в глубину сада; Жером и Агата подходят ближе; прочие пансионерки гуляют в разных местах сада и разговаривают между собою.)

Жером. Так вот что!.. А мы ничего не знали, отомщу же я этому дедушке Стукату! Я бы хотел поблагодарить вас за то, что вы просветили мой разум, но я не знаю, как благодарят женщин...

Агата. Кланяются, а иногда целуют руку, иногда же...

Жером. Что?

Агата. Если родственники, целуют и в щеку, губы...

Жером. Что же мне сделать?., чтобы не ошибиться, выбирая... я лучше исполню все три изъявления благодарности. (Склоняется, целует руку.) Ах, как приятно! (Хочет поцеловать.)

Агата. Перестаньте...

Жером. Но вы сами сказали... (Обнимает и целует ее.) Ах, как хорошо! как хорошо!

Агата отбегает, Анатоль и Агнеса одходят.

Анатоль. Теперь я всё понял!

Жером. Нет, не всё. (Ему на ухо.) Обними, так поймешь и то, почему птичкам весело. (Уходит за Агатою.)

Агнеса. Отчего вы вдруг так задумались?

Анатоль. После того, что мне объяснилось... благодарю вас, вы так много меня научили.

Агнеса. О, я сама еще так мало знаю, могу ли я научить...

Анатоль. Позвольте мне обнять вас...

Агнеса. Как можно! Это может только муж.

Анатоль. А что такое муж?

Агнеса. Человек, который женится на какой-нибудь девушке, получив на то согласие родителей и полюбив ее.

Анатоль. Я люблю вас.

Агнеса. В самом деле?., так скоро... нет... вы говорите слишком опрометчиво... даже нам, пансионеркам, так судить не пристало.

У нас в пансионе обычай давнишний
Влюбляться в наставников наших в ходу.
Все милы, всех любят; тут был бы не лишний
И даже ваш старый урод Стукату.
Будь гадок учитель и пуст, как статуя,
На час полюбить нам его нипочем.
Но этой любовью себя практикуя,
Мы сердце и душу, как дар, бережем.
На всё мы решиться готовы из шутки,
Но помним, что сердцем не должно шутить,
Влюбляться возможно и десять раз в сутки,
Но раз только в жизни возможно любить.

Потому не должно так торопиться... нужно сперва подумать... о, я очень знаю...

Анатоль. Я люблю вас!..

Жером (бежит от дверей). Дедушка Стукату идет, дедушка Стукату... Ай, что нам делать!

Анатоль. Если он увидит!

Агнеса. Надо спрятаться.

Жером. И не один дедушка! Кто-то еще... Ах, твой папенька... беда!.. беда!..

Пансионерки (сбегаясь). Что такое, что?

Анатоль. Что нам делать?

Жером. Спрячьтесь, спрячьтесь!

Пансионерки. Куда?

Жером (бегая). А вот! сюда... в этот садок... на минуту...

Анатоль. Он пустой... мы высадили своих попугаев в маленькие клетки и повесили на деревья... подите сюда...

Пансионерки. Хорошо! хорошо!

Бегут все к садку и входят в него; Апатоль и Жером задергивают занавеску,
входят Стукату и маркиз.
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Э   Ю   Я   #   

 
 
      Copyright © 2022 Великие люди  -  Некрасов Николай Алексеевич